ЛУГОВОЙ И СТЕПНОЙ ЛУНИ КАК ЖИЗНЕННЫЕ ФОРМЫ
А.В.Давыгора
Оренбург, Россия

III конференция по хищным птицам Восточной Европы и Северной Азии: Материалы конференции 15-18 сентября 1998 г. Ставрополь: СГУ, 1998. Часть 1. C. 34-37.

Материалы, полученные по луговому и степному луням в открытых ландшафтах Южного Урала в 1979-1996 гг., а также критический анализ литературных данных, позволили установить, что сходство между ними имеет чисто внешний характер и определяется общностью происхождения и близкими генеалогическими связями. Многочисленные различия морфологии, биологии, экологии, поведения свидетельствуют, что становление рассматриваемых видов шло разными путями и привело к формированию двух совершенно различных жизненных форм. Отличительные особенности последних являются предметом рассмотрения настоящей работы.
Для лугового луня характерны широкий пищевой спектр (грызуны, мелкие птицы, ящерицы, крупные прямокрылые) и высокая пластичность трофических связей: сокращение численности или доступности одной группы жертв компенсируется переключением на другие. Установлены факты географической, разногодичной, внутрисуточной, индивидуальной изменчивости трофических связей. Отмечена также склонность к ╚собирательству╩ - яиц и нелетных птенцов наземных птиц из гнезд.
Пищевой спектр степного луня ориентирован на две массовые группы добычи: мышевидных грызунов и мелких птиц; их замещение имеет маятникообразный характер, остальные жертвы играют второстепенную роль.
Летательный аппарат лугового луня идеально приспособлен к охоте на разнообразную добычу в неторопливом скользяще-машущем полете низко у земли. Для него характерны наибольший среди светлых луней индекс удлинения и наименьшая весовая нагрузка на крылья. Скоростные режимы преследования жертв используются редко и обычно неудачно.
Грызуны и другая малоподвижная добыча вылавливаются степным лунем также скрадыванием. Однако при резком снижении численности или доступности грызунов он начинает преследовать мелких воробьинообразных птиц в скоростном маневренном полете, подобно чеглоку. В связи с этим летательный аппарат степного луня приобрел соколиные черты - более острые, чем у лугового луня крылья (функциональный признак - за счет слабой расставленности маховых) и большую площадь активной части крыла - первос-тепенных маховых. Им соответствует высокий сердечный индекс - 9,09 % (против 7,01 у лугового луня). Дополни-тельным подтверждением склонности к орнитофагии является высокий индекс полового диморфизма (по массе) - 0,7 (у лугового луня 0,77), а также наибольшая среди светлых луней относительная длина цевок, пальцев и когтей - практически такая же, как у более крупного полевого луня. Кроме того, степной лунь (особенно самец) очень часто окрикивается мелкими птицами, что в отношении лугового луня наблюдается крайне редко.
В тесной связи с пищевой специализацией и степенью пластичности трофических связей находятся территориальные связи рассматриваемых видов. Луговой лунь, как вид с большей кормовой базой, многочисленней и имеет более обширный ареал, охватывающий различные ландшафты - от юга лесной зоны до пустынь и низкогорий. Границы его относительно стабильны. Он имеет широкий спектр гнездовых биотопов и распределяется на гнездовании сравнительно равномерно. В местах с благоприятными гнездовыми и кормовыми ус-ловиями образует полуколониальные поселения численностью до нескольких десятков пар, что возможно только при высокой плас-тичности трофических связей. Для лугового луня характерно максимальное использование внутриареальных гнездовых и кормовых ресурсов.
Ареал степного луня имеет подвижные границы и сложную структуру. Он состоит из трех зон: ядра (оптимум), зоны спорадического гнездования и периодических гнездовых инвазий. Спектр гнездовых биотопов сравнительно невелик, основу его составляют азональные заросшие поймы рек, ручьев, озер и луговые низины, что позволяет этому виду успешно размножаться в период гнездовых инвазий далеко за пределами степной зоны.
С постоянными внутриареальными перемещениями степного луня связаны особенности его гнездовой фенологии, поведения и структура популяций. Самцы степного луня прилетают на одну-две недели раньше лугового. Это позволяет им в условиях симпатрического ареала и частичного перекрывания гнездовых и кормовых ниш занимать пойменные и луговые биотопы, сочетающиеся с участками, наиболее плотно заселенными мышевидными грызунами. Прилетающий позднее луговой лунь имеет большую возможность выбора в силу высокой гнездовой и трофической пластичности.
Для степного луня установлено существенное преобладание в популяциях половозрелых самцов. Это позволяет, очевидно, совершать им широкий весенний разлет в поисках кормных мест (с повышенной численностью мышевидных грызунов) как в пре-делах основного ареала, так и далеко за его границами - в районах нерегулярных гнездовых инвазий. Именно в этом контексте - поискового разлета - следует рассматривать многочисленные факты весенних залетов самцов степного луня далеко за пределы основного гнездового ареала. Летящие следом самки образуют пары с самцами, нашедшими наиболее кормные местообитания. Сведения о случаях полигинии позволяют заключить, что у лугового луня, напротив, наблюдается некоторое преобладание самок, что вполне согласуется с его морфо-экологическим обликом.
Селится степной лунь, как правило, отдельными парами, и только в оптимуме ареала, при очень высокой численности жертв (в мышиные годы) и ограниченной площади гнездовых биотопов (луговые западины, поймы мелких рек и ручьев, озерные котловины) иногда образует значительные гнездовые скопления.
В связи с частым гнездованием в новых местах и поселением отдельными парами у степного луня выработался чрезвычайно агрессивный тип территориального поведения. Взрослые птицы способны успешно противостоять на гнездовом участке как потенциальным гнездовым конкурентам - другим видам луней, так и многим наземным и пернатым хищникам: лисице, коршуну, собаке, врановым и др. Так, самец степного луня, используя скоростные и маневренные возможности своего летательного аппарата, без особых усилий выдворяет с гнездового участка ворону, что луговым луням, даже коллективно, удается сделать с большим трудом.
Резюмируя изложенные материалы, можно заключить, что степной и луговой луни при близкородственных генеалогических связях и внешнем сходстве, сформировались как совершенно разные жизненные формы.
Луговой лунь - территориально консервативный, малоспециали-зированный эврифаг с ярко выраженным набором ╚типично-луневых╩ универсальных адаптаций (╚вид-универсал╩), позволяющих ему максимально использовать кормовые и топические ресурсы среды.
Степной лунь - территориально высокоподвижный ╚вид-кочевник╩ с компромиссным набором из типично-родовых (луневых) и критических адаптаций. Первые позволяют ему успешно использовать массовую флуктуирующую добычу - мышевидных грызунов, в поисках которых большая часть степных луней совершает широкие внутриарельные перемещения. Вторые ╚включаются╩ при недостатке основного корма обычно в конце гнездового сезона, у отдельных территориально консервативных пар, а также в период сезонных миграций и на зимовках и представляют собой сложное сочетание морфологических, биологических, экологических и поведенческих приспособлений.