ПРОБЛЕМЫ ХИЩНЫХ ПТИЦ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ И СЕВЕРНОЙ АЗИИ В XX ВЕКЕ
В.М.Галушин
Москва, Россия

III конференция по хищным птицам Восточной Европы и Северной Азии: Материалы конференции 15-18 сентября 1998 г. Ставрополь: СГУ, 1998. Часть 1. C. 31-33.

Хищные птицы проблемны по определению. Проблемы у них были, есть и будут. Двоякого свойства: извечные - экологические (природные, биоценотические, естественные) и сегодняшние - создаваемые человеком.
Экологические проблемы есть следствие трофического статуса хищников. Знаковое пребывание на вершинах пищевых пирамид в реальности весьма дискомфортно из-за кабальной зависимости от мало предсказуемого состояния кормовых ресурсов: либо относительно стабильных, но исключительно дисперсных, требующих значительных энергозатрат на их поиск, добывание и транспортировку; либо достаточно обильных, но крайне нестабильных, требующих особых экологических адаптаций в форме межгодовых внутриареальных перемещений, способности выживать на викарных кормах и т.п. Хотя трофическим адаптациям хищных птиц посвящено не мало исследований, а система хищник-жертва давно стала экологической классикой, некоторые значимые аспекты этой проблемы, например, в рамках r- и К-стратегии ещё только едва затронуты (Галушин, Кузнецов, 1991; Кузнецов, 1991; Кузнецов А. и Кузнецов И., настоящий сборник).
Проблемы антропогенного свойства для большинства пернатых хищников изначально обусловлены их, казалось бы, весьма полезными экологическими особенностями: долгожительством и отсутствием пресса хищничества. Но длительное индивидуальное существование сопровождается низкой плодовитостью и, следовательно, медленной сменой поколений, весьма замедляющей сам процесс адаптаций к меняющейся среде обитания. А отсутствие или слабый пресс хищничества неизбежно ведёт к полной беззащитности при внезапном появлении этого фактора.
Антропогенное преобразование среды обитания хищных птиц происходит настолько быстро, что проблема самого их существования сводится к простому вопросу: успевают они приспосабливаться к темпам трансформации их местообитаний или не успевают? А если успевают, то все виды или только некоторые? Повсюду или только местами? И, главное, - каким образом, т.е. каковы механизмы этих адаптаций? В ситуации, когда эволюционный путь через отбор наиболее приспособленных особей протекает слишком медленно, несопоставимо со скоростью антропогенных преобразований, особое значение приобретают индивидуальные поведенческие адаптации, способность усваивать, накапливать и перенимать индивидуальный опыт жизни в непривычных условиях. Специальные исследования последних лет показали, что некоторые обычные виды хищных птиц: канюк, коршун, чеглок, пустельга и др., - способны жить в нетипичных для них местообитаниях, например, в крошечных, размером менее 1 га, лесных микрофрагментах среди агроландшафта. При этом у них выявлены некоторые особенности поведения (молчаливость, толерантность к присутствию людей, скрытность) и экологии (мелкие, хорошо укрытые гнёзда), которые могут рассматриваться как адаптивные к жизни по соседству с человеком (Захарова, 1996; Галушин и др., 1998; Захарова-Кубарева, настоящий сборник). Ещё ярче способность хищных птиц жить рядом с людьми проявляется в росте урбанизированных популяций тетеревятника, перепелятника, пустельги и других пернатых хищников. Самое поразительное в этом плане единство горожан и хищных птиц - процветание многотысячного населения чёрных коршунов, бенгальских грифов, стервятников и других пернатых хищников в Дели. Все эти обнадёживающие примеры свидетельствуют о способности некоторых видов хищных птиц приспосабливаться к темпам современных антропогенных преобразований среды их обитания. Более того, накапливается всё больше данных, убедительно показывающих, что для многих ныне обычных видов хищных птиц оптимальны именно умеренно модифицированные человеком территории.
Антропогенное воздействие на кормовую базу пернатых хищников в Восточной Европе и Северной Азии проявилось не столь губительно, как в Западной Европе и Северной Америке, поскольку пользователи пестицидов не успели здесь наладить широкое их применение. Поэтому значительных остатков ядохимикатов в яйцах хищных птиц, за редкими исключениями в России не выявлено (Henny et al, 1996, 1998). Сложнее определить причины современного и почти повсеместного в Европейской России и Украине краха поселений сусликов, что самым существенным образом сказалось на ареале и состоянии популяций, например, балобана.
Неспособность хищных птиц противостоять хищничеству других видов, в т.ч. прямому уничтожению человеком, привела к значительному сокращению их численности в годы преследования ╚вредных хищников╩. Показательно, что прекращение их массового истребления в России с конца 1960-х годов довольно быстро привело к росту численности не только обычных, но и редких видов. Важно подчеркнуть, что по мере уменьшения опасности ╚человека с ружьём╩ для пернатых хищников несколько растёт их толерантность к присутствию людей в гнездовых местообитаниях. Такие примеры особенно поразительны в отношении редких и осторожных орланов и орлов-могильников (Рябцев, 1998). Если эта тенденция не кажущаяся, она открывает хорошие перспективы для мирного сосуществования человека и хищных птиц, для чего, прежде всего, необходимо настойчивое разъяснение населению целесообразности благожелательного отношения к пернатым хищникам.
Иного рода пример - губительное влияние чрезмерно размножившейся каменной куницы на хищных и врановых птиц островных лесов Черноземья, что повлияло на их численность и территориальное распределение (Костин, 1993; Кубарева, 1993; Землянухин, 1995; Корольков, 1998). Но и роль тетеревятника в островных лесах юга России, где его численность растёт, а ареал расширяется, заслуживает самого пристального внимания, прежде всего орнитологов (Белик, 1992, настоящий сборник).
В отношении одной из самых замечательных групп пернатых хищников - крупных соколов - ╚хищническая╩ деятельность человека проявляется сейчас в самой отвратительной форме: массового, нелегального изъятия с целью контрабанды ради наживы. В последние годы от браконьеров - заготовителей ╚живого товара╩ для зарубежных любителей соколиной охоты - особенно страдают балобаны, ещё сохранившиеся в Казахстане, на юге Сибири и других районах на востоке ареала, что уже привело к резкому сокращению их популяций в ряде регионов. О масштабах браконьерства и контрабанды свидетельствует тот факт, что в 1998 г. только в аэропортах России таможенной службой было конфисковано свыше 500 балобанов.
Разнообразие современных проблем, возникших у разных видов хищных птиц Восточной Европы и Северной Азии проявилось в разнообразии состояния их популяций и тенденций движения численности в конце ХХ в. Для большинства видов сейчас характерны относительное постоянство гнездовых ареалов и популяций. Более того, по крайней мере для четырёх видов хищных птиц: тетеревятника, болотного и лугового луней, орлана-белохвоста, - установлен явный и едва ли не повсеместный рост численности. Ещё 8 видов проявляют региональные тенденции к увеличению популяций: канюк, орёл-могильник, змееяд, европейский тювик, перепелятник, малый подорлик (не исключено расширение ареала к востоку), белоголовый сип, сапсан. Вместе с тем, в последние десятилетия отмечено заметное падение численности у 7 видов: полевого и степного луней (в местах былого распространения на юге и в средней полосе, но с признаками продвижения в нетипичные местообитания на севере), большого подорлика, степного подорлика, чёрного коршуна (неожиданное и пока трудно объяснимое явление), обыкновенной пустельги и кобчика (возможно, вследствие падения численности их основных поставщиков гнёзд - сорок и ворон - в природных местообитаниях Центральной России). Наконец, европейские популяции ещё 2 видов: степной пустельги и балобана, - потерпели крах и оказались здесь на грани исчезновения. Любопытна удивительная симметрия в распределении числа видов с относительно стабильными (около 50 %), сокращающимися и возрастающими популяциями (примерно по 25 %). Важно подчеркнуть, что причины роста и падения численности различны для разных видов, не имеют какой-то общей для всех основы. Их ещё предстоит выяснить для каждого конкретного вида с тем, чтоб предотвратить дальнейшее падение численности и принять меры к восстановлению популяций уязвимых видов, обеспечить оптимизацию отношений человека с пернатыми хищниками в целом с целью их устойчивого сосуществования в ХХI веке.